Россия, Самара, улица Мяги, 7А Самарский Диагностический Центр
8 (846) 989-02-60
8 927 008-60-33
girudopractic@mail.ru
Мы ВКонтакте
Имеется в продаже медицинская пиявка - 95руб. за шт.

Роль  системного  метода  гирудотерапии  при  лечении лиц  пожилого  возраста

Крашенюк А.И.,  Крашенюк С.В.,  Крылов А.А.*

Институт гирудотерапии и природных  методов лечения, Санкт-Петербург;

*Санкт-Петербургская  медицинская академия последипломного образования, Россия

 

Содержание:

1. Постановка  проблемы

2. Краткая историческая  справка

3. Секрет слюнных  желез  медицинской  пиявки

    3.1. бделлины

    3.2. эглины

    3.3. дестабилазный комплекс

    3.4. гиалуронидаза

    3.5. гистаминоподобное вещество

    3.6. гирудин

4. Фармакологические свойства рекомбинантных гирудинов

5. Клиническое применение рекомбинантных гирудинов

6. Экстракорпоральная циркуляция и гемодиализ

7. Нейротрофические факторы пиявочного секрета

8. Заключение

 

Используемые сокращения:

МП – медицинская пиявка

ССЖ – секрет слюнных желез

ИДЖ - ион двухвалентного железа

НТФ - нейротрофический фактор

ДЦП - детский церебральный паралич

 

Постановка  проблемы.

             Гирудотерапия у лиц пожилого  возраста является чрезвычайно актуальной проблемой. Это связано с одной стороны с широким спектром лечебных эффектов этого природного метода биотерапии, а  с другой стороны - сложностью лечения таких пациентов, имеющих, как правило, уже полиорганные  нарушения с  высоким  риском  получения осложнений от применения синтетических  лекарственных препаратов. Это замечание  чрезвычайно  актуально и для  пациентов  с хронической  легочной патологией, весьма распространенной среди жителей мегаполисов,  каким является и Санкт-Петербург.

            Физиологическая  адаптация  кроветворных  органов  является одной  из наиболее  стабильных  функций  человеческого организма, о чем  свидетельствует  динамическое постоянство гематологических  показателей  периферической крови  у  лиц пожилого возраста. После 75  лет (чаще  у женщин) имеется тенденция  к  некоторому уменьшению  количества эритроцитов и гемоглобина, что связывают с уменьшением секреции тестостерона и эстрогенов.

            С другой  стороны  в  этом  возрасте наблюдается более выраженная гипоксия  и встречаются более высокие показатели уровня  эритроцитов и гемоглобина. После  60-70  лет  нарастает  число диспротеинемий, что может вызывать некоторое  увеличение СОЭ;  иногда  проявляется склонность к  лейкопении с  нейтропенией.

            У лиц старше 75 лет  в результате  медленно прогрессирующего  с возрастом  увеличения  жировой  части  костного мозга  может отмечаться  состояние  гипоплазии  кроветворения, проявляющееся  в  уменьшении  содержания  клеток  эритропоэза  и  лейкопоэза,  мегакариоцитов  с пониженной  способностью  образовывать  тромбоциты,   при  этом нарастает содержание лимфоидных  элементов.

            Такое  состояние  анатомической  недостаточности гемопоэза у лиц пожилого возраста  проявляется  вначале снижением адаптационной реакции  костного  мозга  на  раздражение, а затем более постоянной  склонностью к панцитопении (цит. по: «Исследование  системы  крови в клинической практике». Под  ред.  Козинца Г.И.   и  Макарова В.А. М., 1997, с. 51)

            Биологический  процесс старения  -  это только один  из  факторов,  который  может  влиять на  естественное  течение заболевания в старости. К числу  других следует отнести  наличие инфекций  или других хронических заболеваний,  состояние адаптационных возможностей и  иммунологической  реактивности организма.

            Наиболее серьезным  препятствием  для применения  гирудотерапии у пожилых  людей  являются анемии  хронических  заболеваний. Клинический  спектр этих  заболеваний  достаточно широк и включает инфекционно-воспалительные процессы  (острый и хронический пиелонефрит, бактериальный эндокардит, нагноительные заболевания  легких, туберкулез),  неинфекционные  воспалительные заболевания (ревматоидный артрит,  болезнь Крона, саркоидоз),  первичные  и метастатические  опухоли при отсутствии кровопотерь. Одним из главных  механизмов развитии  анемии является перераспределение иона двухвалентного железа (ИДЖ), которого  становится недостаточно для целей эритропоэза. В результате развития  воспалительного  процесса, как инфекционного, так и неинфекционного происходит активация  макрофагов, синтез ими  ИЛ-1, фактора некроза опухоли, влияющих на метаболизм  ИДЖ (остро повышается потребность в нем), что и приводит постепенно к развитию железодефицитного эритропоэза  и  анемии.

            Среди лиц старше 60 лет частота  пернициозной анемии достигает 1%, поэтому в контексте данной темы  не  будем останавливаться на этом подробно.

            Железодефицитная анемия у  пожилых  людей  редко  бывает самостоятельным  заболеванием, благодаря  снижению  физиологических  потребностей  в ИДЖ. Однако она  может  наблюдаться у лиц, находящихся длительное время на вегетарианской диете. У мужчин в пожилом возрасте часто встречаются желудочно-кишечные, в том числе геморроидальные  кровотечения,  которые становятся основным  фактором развития железодефицитной анемии.

            Ведущими   причинами желудочно-кишечных  кровотечений у пожилых лиц являются   прием лекарственных  препаратов  (аспирин,  индометацин, антикоагулянты (кроме гирудина),  язвенная болезнь  желудка  и двенадцатиперстной  кишки,  полипы,    ишемический колит, варикозное расширение  вен пищевода, геморрой, дивертикулез тонкой  и толстой кишки, болезнь Крона,  эзофагит, грыжа  пищеводного отверстия  диафрагмы.

            Среди  гемолитических анемий  у лиц  пожилого  возраста наиболее часто встречаются приобретенные  гемолитические  анемии. Гемолиз  может  быть  результатом многих инфекционных, физических и химических  факторов. Большое число лекарственных  препаратов и химических  веществ (фурадонин, сульфаниламиды, левомицетин, метилДОФА, диуретики, хинин,  фенацетин, резорцин, нафталин, анилин, свинец, соли других тяжелых металлов)  могут  вызывать окислительное  повреждение  мембраны  эритроцитов  с последующей денатурацией гемоглобина  и  образованием  метгемоглобина и телец Гейнца. Лица с дефицитом глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы   обладают  повышенной  чувствительностью к действию  некоторых лекарств.

            Химические  вещества могут  вызывать  гемолиз, действуя непосредственно, а не через  механизмы окисления. Многие из таких  веществ воздействуют в производственных условиях,   при этом наблюдается   картина  внутрисосудистого гемолиза.

            Следует также  обратить внимание  на важное обстоятельство – у пожилых людей  часто  наблюдаются  гематологические нарушения, связанные с приемом большого количества лекарств  в связи  с  полиорганной патологией.

            В Англии (цит. по: «Исследование  системы  крови в клинической практике», под  ред.  Козинца Г.И. и  Макарова В.А. М., 1997, с.58) примерно 30%  летальных исходов при  лекарственных осложнениях  связано  с различными  гематологическими  синдромами,  в том числе с тромбоцитопениями,  с  развитием  фатальных геморрагий.

            С возрастом изменяются  функции почек и печени,  что снижает эффективность  метаболизма  лекарств  и имеет  значение  при  приеме  препаратов,  экскретируемых  почками. У пожилых  лиц  изменяется чувствительность головного мозга к специфическим  препаратам. Частота цитопений,  связанных с приемом лекарств  повышается  среди лиц  старше 55 лет,  чаще у женщин.  При этом наиболее часто  встречаются лекарственные  тромбоцитопении  и  агранулоцитоз. Смертность от  агранулоцитоза  высока, умирают около 1/3  больных, как правило, от инфекции.

            Наиболее  частой  причиной тромбоцитопении являются прием диуретиков, хинина, индометацина,  бутадиона,  антибактериальных  препаратов (цефалоспорины,  тетрациклины,  бисептол), сердечных гликозидов, противодиабетических, нестероидных противовоспалительных  препаратов и урикостатических средств (аллопуринол), эстрогенов, гепарина, интерферона. Тромбоцитопения может иметь селективный  характер или сочетаться с апластической анемией.

            Краткое изложение проблем терапии пожилых  лиц с хронической полиорганной патологией,  включая  бронхолегочную,  позволяет нам  определить гирудотерапию как метод  выбора. Эти  обстоятельства  диктует и  выбор технологии применения гирудотерапии: симптоматический   (традиционный)  метод     гирудотерапии     или    системный     метод (Крашенюк А.И., Крашенюк С.В., 1992).

Системный метод сочетает принципы традиционной китайской  акупунктуры (чжень-терапии) и гомеопатии.

 

Краткая историческая  справка.

             Довольно длительное время в литературе, вплоть до настоящего времени,  циркулировала информация о том, что история применения гирудотерапии (ГТ)  насчитывает около 30 веков.  И  что применение медицинских пиявок  (МП)  пришло из Египта.  Настенные  росписи  усыпальниц  фараонов    XVIII   династии  (1567–1308 гг. до нашей эры) изображают лечение  этих царственных особ  МП. Не избежали этой неточности и авторы вышедшей недавно монографии «Гирудотерапия. Наука и практика» (Баскова И.П., Исаханян Г.С., 2004)  [1].

            Между тем, более тщательное изучение истории  этого вопроса  приводит к выводу о том, что гирудотерапия пришла к человечеству из  Индии  [2], связана с именем основателя Аюрведы   Шри  Дханвантари и является одной из ветвей Аюрведы.  В Индии, а также странах Юго-восточной Азии  и Индонезии  [3] можно встретить немало гравюр,  где Дханвантари держит в одной из своих четырех рук (многорукость – признак божественной  сущности) медицинскую пиявку.

            Таким образом применение медицинской пиявки как лечебного средства следует рассматривать от  эпохи Дханвантари, т.е приблизительно уже 250 веков, а гирудотерапия является древнейшим  методом лечения и профилактики, и одним из основных  направлений  Аюрведы.

ГТ существовала  в Китае, Греции, Риме, Персии, Египте, других странах.

            МП активно применялись врачами древности во времена Гиппократа, Плиния, Галена, Антиллуса, Аэция, Авиценны и других  выдающихся врачей.

            В   XVI–XVII  веках    кровопускание с помощью МП считалось универсальным  лечебным средством. ГТ активно использовали в странах Азии, Европы, и в Америке при заболеваниях  печени, легких, желудочно-кишечного тракта, при  туберкулезе, мигрени, эпилепсии, истерии, гонорее, при кожных  и  глазных заболеваниях, при нарушениях менструального цикла, нарушениях  мозгового кровообращения,  при лихорадке, геморрое, а также для остановки кровотечений и при многих других болезнях.

            В XVIII – XIX веках   ГТ  широко  практиковали в России. Выдающиеся русские врачи активно использовали ГТ в своей практике: Мудров М.Я., Дядьковский У.Я.,  Буш И.,  Пастернацкий Ф.И.   и другие.  Пирогов Н.И.   применял ГТ во время Крымской кампании при лечении раненых и его  вклад в развитие ГТ  еще не оценен по достоинству. Захарьин Г.А. (1910) рекомендовал ГТ при носовых  и  горловых  кровотечениях  различной этиологии, при кровохарканьях туберкулезного характера.

            Нередко перед лечением многих  недугов больному назначали  МП,  т.е.  проводили  своеобразную  промедикацию всех заболеваний.

            ГТ активно  использовали и выдающиеся  врачи Советского периода истории  России: Стражеско Н.Д.,  Ланг Г.Ф.,  Кончаловский М.П.,  Мясников А.Л., Тареев Е.М.  и др. Подробнее тему истории ГТ можно найти в работе ([1], стр.5).

            Периодом научного становления гирудотерапии следует считать вторую половину XX  века. В настоящее время ГТ переживает период подъема и необычайно высокого  интереса к ней. В нашей  работе  «Ренессанс гирудотерапии в России» [4]  анализируются некоторые причины этого явления. Несомненно, что одной из фундаментальных  причин  является низкая эффективность фармакологических  средств  в  лечении и профилактике хронических  болезней человека, рост числа аллергизированных  людей (ухудшение экологической ситуации, сенсибилизации к лекарственным препаратам). Для России  есть еще и специфические  национальные факторы:  низкая покупательная способность населения и, отсюда, недоступность многих  дорогостоящих препаратов, огромный рынок фальсифицированных препаратов. По сообщениям СМИ  оборот  фальсифицированных  фармацевтических средств в России в настоящее время  достигает  40-60%.

 

Секрет слюнных  желез  медицинской  пиявки. 

            Для понимания механизмов  биологического и  лечебного  эффектов МП необходимо изучение структуры биологически активных веществ  (БАВ)  МП  в составе секрета слюнных желез (ССЖ).

            Разделение этих эффектов на  рефлекторный,  механический и биологический, как это делают некоторые авторы  [5]  не совсем удачен, поскольку в основе и первого и второго эффекта лежат  фундаментальные   биологическая причины. К сожалению,  столь же часто тиражируется еще одно популярное заблуждение: » Пиявка  прокусывает кожу только в биологически активных точках  (точках акупунктуры)» ([6], стр.29). Нет  пока ни одного исследования по этому вопросу, которое бы доказывало упомянутый выше тезис.

            В  работе  Лента Ч. и  Дикинсона М. (1988)  доказано, что пищевое поведение пиявки определяется активностью терморецепторов МП на поверхности  передней присоски или губы,  т.е.  МП реагирует на участок кожной поверхности с повышенной температурой.  И именно это обстоятельство является   мотивацией   пищевого поведения пиявки  при прокусывании  кожи хозяина [7].

Секрет слюнных  желез МП  содержит набор соединений белковой (пептидной),  липидной  и  углеводной  природы. Его состав еще  неизвестен до конца, нужны высокочувствительные аналитические  методы для решения этой проблемы. В настоящее время ближе всех подошли к решению этой проблемы в Институте биоорганической химии РАН.  Результаты, полученные Артамоновой И.И.,  Заваловой Л.Л. и  Басковой И.П. (неопубликованные данные, цит. по ( [1], стр.45)  свидетельствуют о наличии более  20 компонентов в низкомолекулярной фракции  ССЖ  МП  (молекулярная масса   <500 Да)  и  более 80  -  во фракции с молекулярной массой  >500  Да.

            Таким образом в составе  ССЖ  насчитывается более 100 компонентов,  из которых  значительная  часть еще  не  идентифицирована. Они представляют интерес для клиницистов  и  требуют  хотя  бы  краткого  отражения в настоящем обзоре. В значительное степени сказанное относится и действию ГТ.

            Перечислим  лишь наиболее изученные компоненты ССЖ:

гирудин, гистаминоподобное  вещество,  простациклины,  простагландины, гиалуронидаза,  липаза,  апираза, коллагеназа, калин  и  саратин – ингибиторы  адгезии  тромбоцитов,  ингибитор  фактора активации тромбоцитов (ФАТ),  дестабилаза, дестабилаза – лизоцим (дестабилаза –Л),  бделлины– ингибиторы трипсина и плазмина,  эглины – ингибиторы химотрипсина, субтилизина, эластазы и катепсина  G , нейротрофические факторы,  ингибитор калликреина  плазмы  крови.

            В кишечном канале МП  содержится бактерия – симбионт  Aeromonas hydrophila.

 

БДЕЛЛИНЫ.

Бделлины – ингибиторы  трипсина  и  плазмина  -  впервые были обнаружены в 1969г. в коммерческих препаратах гирудина, которые  обладали  способностью  ингибировать  амидолитическую активность плазмина, трипсина,  а  также  акрозина, образуя с этими  ферментами неактивный эквимолярный  комплекс.  Бделлины   представляют  собой полипептиды  с молекулярной массой  ~ 7000 (группа А)  и 5600 (группа В)D. Наряду с  низкомолекулярными  бделлинами,  полученными из экстрактов цельных  пиявок, обнаружена  фракция  ингибиторов трипсина и плазмина с молекулярной  массой    ~  38 000 D. Кроме  молекулярных  масс бделлины группы А и В  различаются еще  по  ряду  признаков. Так, в составе бделлинов В не обнаружены  такие аминокислоты, как  пролин,  метионин, изолейцин, фенилаланин  и триптофан [8].

 

ЭГЛИНЫ.

Эглины  впервые обнаружены  в  составе коммерческих  препаратов гирудина  наряду  с бделлинами. Они  представляют  группу  полипептидов с молекулярной массой  (ММ)  6600 – 6800 D. Эглины  ингибируют:   химотрипсин,  субтилизин  и  нейтральные протеазы  гранулоцитов человека: эластазу  и  катепсин G и образуют с    этими  протеазами  прочные  комплексные  соединения с  константами  диссоциации  ~  (2 – 3)· 10-¹º М.

При некоторых патологических  состояниях  организма  человека наблюдается повышение активности  катепсинов  в животных  тканях,  что связано с высвобождением ферментов  из  лизосом.  Эластаза  и  катепсин G  относятся  к   группе  сериновых  протеаз,  активных в нейтральной  среде.

Эластаза,  гидролизующая  эластин и катепсин G  выделена  из полиморфно-ядерных лейкоцитов, макрофагов  и других  клеток. Они расщепляют протеогликаны,  коллаген  и ряд   других  белков. В норме катепсины обособлены  от внутриклеточных  белков в лизосомах. При повреждении тканей,   а также  под влиянием  ряда  факторов  (некоторых горомонов, токсинов, иммунных комплексов и др.) происходит  выход  катепсинов из клеток.  Нейтральные протеазы гранулоцитов  человека  вовлекаются  в деградацию ткани,  растворимые протеазы активируют свертывающие и   факторы  комплимента  и, таким образом, повышают  воспалительный ответ при  различных  патологических  состояниях  (ревматоидный артрит, подагра, эмфизема легких).

Ингибиторы  этих протеаз способны  уменьшать воспалительный  ответ. Биологическая  ценность этих  ингибиторов  зависит от  их способности блокировать активность лейкоцитарных протеаз, выделяемых  при  воспалении  и  препятствовать   дальнейшему  поражению  суставов, легких  и других органов [8].

 

ДЕСТАБИЛАЗНЫЙ  КОМПЛЕКС.

Дестабилаза,  эндодестабилаза и   экзодестабилаза  ε - ( γ -Glu) - Lys   изопептидаза  впервые  была обнаружена в составе секрета  слюнных  желез     в 1986г.  Фермент  осуществляет свою  фибринолитическую (тромболитическую)  активность посредством гидролиза  изопептидных  связей,   образуемых при  стабилизации фибрина в присутствии  фактора XIII  свертывания  крови,   дополняя    новые  представления  о механизме   фибринолиза.

Учитывая  поведение  дестабилазы  в  водных  и  органических  растворителях, было высказано  предположение о мицеллярной  природе  этого  соединения,    т.е. способность   к  агрегированию дестабилазы  в более крупные  комплексы  реализуется в компоновке мицеллы,  которая меняет свою пространственную ориентацию  в зависимости от полярности растворителя.

Эксперименты показали,  что дестабилаза обладает мощным профилактическим   противотромботическим  действием,   обусловленным,  в первую очередь,  блокированием  агрегации  тромбоцитов (тромбоцитарно-сосудистого звена гемостаза)  липидным компонентом дестабилазы.

Обращает на  себя внимание тот факт,  что дестабилаза проявляет  свое  действие и при пероральном   введении животным. Очевидно, что дестабилаза имеет такую пространственную  структуру, которая обеспечивает ей  защиту от протеолитического  гидролиза в пищеварительном  тракте. То есть дестабилаза  способна  образовывать агрегаты,  которые благодаря липидному  компоненту могут изменять свою  пространственную конфигурацию,  т.е.  обладает  определенной «текучестью».  В пользу этого  предположения свидетельствует тот факт, что дестабилаза проявляет  свои  свойства (гидролиз изопептидных  связей) как в водной  среде,  так  и  в органических растворителях.

            Таким образом, образуемые  в растворе агрегаты  дестабилазы, приобретают свойства  мицеллы, способной в  зависимости  от физико-химических  свойств растворителя менять  свою пространственную ориентацию,  экспонируя  или  гидрофильную, или гидрофобную части своей  структуры.

Однако  противотромботический  потенциал дестабилазы трудно объяснить лишь блокадой  агрегации тромбоцитов, обусловленной аналогом  простациклина – липидным  компонентом дестабилазы. При анализе  влияния  дестабилазы на параметры  свертывания крови  показано,  что в ее присутствии значительно удлиняется  тромбиновое  время  и  время рекальцификации  плазмы  крови. Естественно  предположить,  что  подобное  действие обеспечивается  гирудином и ингибитором калликреина плазмы  крови,  которые  и были обнаружены в препаратах  дестабилазы [8].  Эти  факты говорят о том,  что дестабилазный  комплекс является природной  липосомой.

            В состав  «дестабилазного комплекса»  (ДК)  входят: дестабилазный  и  прстагландиновый компоненты,  гирудин   и  ингибитор  калликреина  плазмы  крови (ИК).  О прочности этого комплекса говорит  тот  факт, что известными   методами биохимии,   пригодными  для  разрушения  липосом,  разрушить  его  не удается. Это  возможно лишь  в результате  разрушения полипептидной  цепи дестабилазы. В этом  случае  освобождаются простагландиновый  компонент дестабилазы,  гирудин и  ИК.

Профилактический антитромботический  эффект дестабилазы обусловлен  как  блокадой внутреннего механизма свертывания крови (ингибирование адгезии и агрегации тромбоцитов и активности  калликреина плазмы  крови), так и антитромбиновой активностью  гирудина.  ДК  проявляет  свою  активность и при пероральномм введении при  концентрации белка  2мг/мл [8]. Закономерен  вопрос,  как конструируется  такие  сложные  структуры как липосомы   МП?

            Электрофоретическому   анализу были  подвергнуты ССЖ МП,  водные  экстракты гомогенатов головной,  брюшной частей  тела  пиявок, культуры  бактерии -  симбионта  пиявок Aeromonas  hydrophila, а также цельных новорожденных  медицинских  пиявок, не имевших  контакта  с  кровью.

            Оказалось,   что фракция ДК  с  ММ 12.3  (и около 18)   kD  практически в свободном  состоянии  присутствует в бактерии-симбионте  пиявок,  тогда  как  в ССЖ  и  гомогенате  головной  части тела  пиявок  по данным денситометрии на 45%  представлена  фракция ДК с ММ 50 kD,   с ММ 25 kD – 35%,  а  фракция ДК с ММ 12.3 kD -  лишь  на 10%.  Гомогенат брюшной  части  тела  пиявок содержит  в  максимальной   концентрации  (около55%)  фракцию ДК с ММ 25 kD.

            Таким образом, можно предположить, что бактерия  симбионт является продуцентом  дестабилазы (ММ 12.3 kD), содержащей только полипептидный (собственно  дестабилазный) и липидный (простагландинговый) компоненты.  Белковая  фракция с ММ около 18 kD,  обладающая  (фибринололитической )  активностью  дестабилазы  остается еще неизученной. В то же время  культура  Aeromonas  hydrophila содержит  и гирудин, и ингибитор калликреина   плазмы  крови  в свободном от дестабилазы  состоянии.  Возможно, что при  секретировании   бактерией  дестабилазы    последняя  приобретает структуру  мицеллы,  которая  при  контакте с кровью (в пищеварительном  тракте  пиявки)  включает в себя (связывает) гирудин  и  ингибитор калликреина  плазмы  крови, образуя  дестабилазный  комплекс – липосому. Слюнные  железы по мере переваривания  крови  аккумулируют  эту  липосому  и секретируют  ее в  составе слюны в кровоток  хозяина (пациента)  при следующем  кровососании.  В пользу этого  предположения говорит тот  факт,  что новорожденные  медицинские пиявки, не имевшие контакта с кровью,  содержат ДК только с ММ 12.3 kD.

Следовательно,  можно  говорить о том,  что  мономерами мицеллы является дестабилаза с ММ  12.3 kD,  а  липосомы – ДК с ММ 25 kD. Доказанным можно считать  и тот  факт,  что  весь  гирудин  и  ИК находятся в связанном состоянии, т.е. в составе  липосомы,  лишь в бактерии-симбионте  пиявок  эти вещества  находятся в свободном  состоянии.

            Подобная  структурная  организация ДК обеспечивает не  только  стабилизацию входящих  в его состав компонентов,  но и облегчает проникновение их  путем  активного переноса через мембрану  клетки (трансмембранный  перенос)  как при  внутривенном, так и пероральномм введении  экспериментальным животным.

            По мнению авторов работы [8] можно предположить,  что гидрофильная  часть дестабилазы  связана с пептидными цепями гирудина и  ИК, которые аллостерически модифицируют активный  центр  дестабилазы и формируют в  пространстве участок  связывания с лизином. Связывание ИК  и дестабилазы происходит в области  связывания субстратов  активных  центров. Активный  центр дестабилазы  находится в непосредственной  близости от  липидной  части молекулы,  что и обеспечивает проявление активности в разнополярных растворителях.

            Липосомальная  природа  ДК обеспечивает и  важную физиологическую  роль этого комплекса,  как  универсального тромболитического  агента:  быстрое  и  глубокое  (за  счет волнового – ультразвукового эффекта [9]) проникновение ДК через мембрану  клетки,    прикрепление за счет  липидного компонента дестабилазы к поврежденному  участку  сосудистой стенки  и пристеночному  тромбу,  медленный  лизис фибринового сгустка за счет  изопептидной   активности  дестабилазы и препятствия  дальнейшему  тромбообразованию за счет  блокада  тромбина,  калликреина плазмы  крови, агрегации  и  адгезии  тромбоцитов.

            Таким образом,   природная   липосома – ДК является агентом, обеспечивающим как профилактическое,  так и тромболитическое  (лечебное) действие,   что является  исключительно  важным  моментом  в лечении энцефалопатий  различного происхождения.

 

ГИАЛУРОНИДАЗА.

Гиалуронидаза  эндо – β-глюкуронидаза   – фермент, катализирующий реакции гидролитического расщепления и деполимеризации гиалуроновой кислоты и родственных ей  соединений – кислых  мукополисахаридов. Этот фермент  широко  распространен  в живой  природе:  в ядах  змей и пауков, сперматозоидов  млекопитающих, у некоторых бактерий  и экстрактах  МП. Гиалуронидаза определяет  приспособительную  особенность  пиявок к питанию  кровью. Гиалуронидаза  служит  фактором  проникновения, изменяющим  степень гидратации тканей, транспорт воды и различных ионов. Она облегчает проникновение  в организм различных веществ,  увеличивая проницаемость  тканей, стенок капилляров в результате деполимеризации и расщепления гиалуроновой кислоты – одного из компонентов основного   вещества соединительной ткани,  выполняющей  роль цементирующего  материала, которые  скрепляет  (соединяет)  отдельные  элементы тканей и клеток.

Можно  предположить,  что  гиалуронидаза -  тот  вектор, с помощью  которого  и другие биологически  активные  вещества, входящие  в  состав  ССЖ  МП,  проникают в организм  «хозяина»  при  насасывании крови пиявкой [8]. Вероятно,  что  и   впервые описанный    нами   механизм  дезинтоксикации МП [10] позволяет с помощью гиалуронидазы  выводить из  матричного пространства  (пространства Пишингера)  токсические (эндогенного   или   экзогенного  происхождения)  продукты,  не  прошедшие  метаболических  превращений,  которые  позволяют  удалять   их  из организма  с помощью  органов  выделения.

Они способны вызывать у  «приставных пиявок» (определение  земских врачей для пиявок, прошедших этап кровососания)  рвоту  или гибель [11]. Это свойство  приставных  пиявок  позволяет  рассматривать их поведение после кровососания как способ оценки интегральной токсичности  крови пациента (определение  автора).

 

ГИСТАМИНОПОДОБНОЕ  ВЕЩЕСТВО.

Гистаминоподобное  вещество  содержится  в   ССЖ  МП. Поскольку  в литературе отсутствуют  сведения и природе  этого  вещества, трудно  судить о его биологической  роли при  гирудотерапии. Однако,  в месте  приставления пиявок  наблюдается типичная  воспалительная  реакция. Очевидно, такое  проявление местного  действия ССЖ МП можно  отнести  на  счет  гистаминоподобного  вещества [8].

 

ГИРУДИН.

Профессор  Королевского колледжа  г. Бирмингема (Англия) Джон Хайкрафт (J.B. Haycraft (1884) был первым,  кому удалось получить из МП экстракт, оказывающий  антикоагулирующее  действие   in vivo  и  in vitro. Хотя   J.B. Haycraft   не обнаружил  желез, вырабатывающих противосвертывающее  вещество,   он показал, что их  необходимо  искать в передней части тела МП. И в этом его большая заслуга и приоритет.

Название «гирудин» он получил в 1904г. в результате  работ  F.Franz, выполненных в 1903г. в лаборатории   Y. Jacoby (цит. по [1], стр.159).

Гирудин – это 65-  или 66- членный пептид,  содержащий три дисульфидные  связи, главная особенность которого – наличие  сульфатированного тирозина в положении 63. Гирудин образует  семейство из более чем  20 изоингибиторов,   различающихся длиной полипептидной  цепи и заменами  некоторых  аминокислотных остатков  [12]. Степень их гомологии составляет  ~20%, но не все изоформы  гирудина обладают антитромбиновой активностью ([1], стр.159).

Полная первичная структура гирудина была установлена в 1976г. [13]. Позднее она была подтверждена  [14], а в 1985г.  было установлено  расположение дисульфидных  связей  в молекуле гирудина  [15].

В 1986 г. появились первые публикации по получению рекомбинантного десульфатированного гирудина [16].

Третичная  структура ингибитора представлена тремя функциональными образованиями: компактным доменом  вблизи   N-конца  молекулы, стабилизированным  тремя дисульфидными  связями,  формирующими  «ядро» (остатки 6-39),  коротким пептидом (остатки 1-5)  и  протяженным С-концевым хвостовым  доменом (остатки 40-65). Короткий   N -концевой  фрагмент (остатки 1-5)  и  С-концевой домен  подвижны  относительно «ядра».

Гирудин  взаимодействует с активным  центром тромбина, связываясь не с карманом первичного связывания, а вблизи него.

N - концевой пептид образует короткую параллельную β-структуру с сегментом  тромбина (остатки   214 -  219),  близким к его каталитическому центру. Гидрофобные  остатки  первых  трех   N -концевых аминокислот,  размещаясь в щели активного  центра,  блокируя доступ  субстратов.

Отрицательно заряженный   C-концевой фрагмент  ингибитора (остатки 54-65)  связывается с положительно  заряженным и гидрофобным  фрагментами фибриногенсвязывающего  экзосайта  фермента.

Таким образом, при взаимодействии  с тромбином  гирудин  закрывает два участка активного центра,  важных для  связывания фермента с фибриногеном,  субстратсвязывающий  и  анионсвязывающий. Это двухцентровое взаимодействие  называют  мостиковым связыванием,  специфичным  для тромбина (17).

Компактный глобулярный  N -концевой  домен гирудина,  хотя и осуществляет слабый  контакт с поверхностью тромбина путем образования  двух ионных  пар (Asp5 ингибитора   -  Arg 221 фермента  и    Glu 17  ингибитора -   Arg 173 фермента) и двух  водородных  связей. Тем не менее, эти контакты препятствуют  доступу  макромолекулярных  ингибиторов и субстратов к активному  центру  фермента  [18].

Таким образом,  очевидно,  что гирудин является уникальным  ингибитором тромбина. Он единственный  из  ингибиторов, способный в пикомолярной  концентрации  блокировать  активность  протеолитического фермента. Уникальная  специфичность  гирудина объясняется неизвестным  ранее механизмом множественных  взаимодействий  между  ферментом и ингибитором.

В отличие  от  известных  ингибиторов  сериновых протеиназ, которые  контактируют  преимущественно с областью  каталитически  активного  центра фермента,  область взаимодействия  гирудина с тромбином  удалена  от его  каталитического  центра.

Гирудин образует  исключительно  прочный  комплекс с тромбином, и молекулярной основой такой  прочности  является большое  количество контактов  между  тромбином и  гирудином,  которые  обнаруживаются при  рентгеноструктурном  анализе соответствующих  кристаллов.  Образование  комплекса  тромбин-гирудин  протекает по двухстадийному  механизму, который может  быть представлен  следующей  схемой  [19]:

E + I  →  EI  →  EI*,

где  Е  и  I – тромбин и  гирудин соответственно. Первая  стадия  - взаимодействие   С-концевого фрагмента  гирудина с тромбином, зависящее  от ионной  силы  раствора и  предполагающее  образование комплекса  EI. Оно  не  затрагивает субстратсвязывающий участок активного  центра  тромбина.  Это участок  вовлечен  во  вторую  стадию  взаимодействия  гирудина с тромбином с образованием  комплекса  EI*.

Исследования  в  области  получения  рекомбинантного  гирудина  привели к  появлению  различных  структурных  вариантов  природного  ингибитора,  общим для  которых  является наличие в  молекулах  остатка  несульфатированного  Tyr63.  что и  определило  их общее название «десульфогирудины»  или  «дезирудины»  [20].

В отличие  от  природного  рекомбинантные  гирудины  обладают  меньшим  сродством  к  тромбину,  хотя  антикоагулянтные  свойства у них такие  же, как  у  природного  ингибитора. Гирудин  ингибирует  не только  свободный  тромбин в растворе, но и фермент, связанный с фибириновым  сгустком [4]. Аспекты клинического применения  гирудина разнообразны, ограничением  является  только использование высоких  доз гирудина,  при  которых возможна повышенная кровоточивость у больных.

Ингибирование  активности  тромбина  -  не единственная  функция  гирудина. В его присутствии замедляется  реакция  активации  тромбином факторов  свертывания V, VIII, XIII. Гирудин препятствует  реакции высвобождения и агрегации  тромбоцитов,  ингибируя  связывание тромбина кровяными  пластинками. Гирудин  вызывает  диссоциацию  комплекса тромбина  со  специфическими белками – рецепторами  на  тромбоцитах, так как у тромбина  сродство к гирудину выше, чем к высокоаффинным рецепторам  на  тромбоцитах. Он лишает тромбин  способности  повышать  антикоагуляционный и фибринолитический  потенциалы  крови при внутривенном  введении крысам.

 

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА РЕКОМБИНАНТНЫХ  ГИРУДИНОВ.

Учитывая  важное значение  ГТ в лечении энцефалопатий  тромбогенного  характера и другого  генеза необходимо подробнее остановиться на клинических  эффектах гирудина, которые  наиболее полно  были изучены на рекомбинантном  гирудине  (р-гирудине).

Как показали  доклинические  испытания  и клинико-фармакологические исследования ([1], стр.427), р-гирудин  обладает  широким  потенциалом  действия.  Его  антикоагулянтная    активность  так же  высока  как у нативного  инигибитора,  и он способен  блокировать  все известные функции тромбина. Приводим данные по фармакодинамике и фармакокинетике рекомбинантного  гирудина [21].

Фармакодинамика:

- Сильный антикоагулянт. Не требует  эндогенных  кофакторов.

- Специфический  блокатор  фермента тромбина.

- Не влияет  на клетки  крови (тромбоциты), белки плазмы и ферменты.

- В дозах, ингибирующих тромбоз, не вызывает кровоточивости.

- Фармакологически  инертен. Слабый иммуноген.

Фармакокинетика:

- Распространяется  внеклеточным  путем. Дозозависимое  время полужизни.

- Высокая  биоактивность  после  подкожного  введения.

- Слабый  эндогенный  модулятор. Не метаболизирует  в печени.

- Выводится с мочой в активной (неизмененной) форме.

- Не откладывается в органах.

- Качественный контроль и мониторинг терапии  путем измерения  тромбинового  времени или частичного тромбопластинового времени, а также  других  тестов, завершающихся  свертыванием  фибриногена.

Р-гирудин  принципиально отличается  от антикоагулянтов непрямого  действия,  поскольку  он  не  влияет на биосинтез  белков протромбинового  комплекса,  так как  кумарин,  пелентан,  варфарин, фенилин  и др.

            Он является антикоагулянтом  нового типа и используется в той области,  в которой до сих  пор  единственным антикоагулянтом   был гепарин.

            Поэтому  были проведены многочисленные экспериментальные  и  клинические  работы  (лечение острого коронарного синдрома, профилактика и лечение тромбоза  глубоких  вен и др.)  по сравнительной  эффективности р-гирудина и гепарина.

            Выявлены следующие  преимущества  р-гирудина  перед гепарином:

1. Его действие  не  зависит от каких  либо кофакторов, в частности, от антитромбина III, который является  кофактором гепарина. Поэтому гирудин  может  назначаться больным  с недостаточностью антитромбина III;

2. Гирудин  не  связывается  и  не  инактивируется    тромбоцитарными антигепариновыми факторами, такими как  тромбоцитарный  фактор 4.

Он  не влияет на функции  тромбоцитов. Не обладает ни прямой, ни опосредованной через иммунные  комплексы способностью их инактивировать. Поэтому гирудин следует  использовать вместо  гепарина в тех случаях, когда больному угрожает стимулированная гепарином тромбоцитопения;

3. Известно, что в отличие от свободного тромбина, фермент, вовлеченный в состав  тромба,  не способен инактивироваться ни  антитромбином III,, ни комплексом антитромбин III – гепарин. Напротив, гирудин,  благодаря особенностям  структуры и низкой молекулярной  массе  способен блокировать  тромбин в  составе фибринового сгустка. Причем,  он может  таким же образом предотвращать рост уже образовавшегося  тромба и ингибировать тромбин, освобождающийся из тромба  в результате эндогенного тромболизиса [21].

В отечественной литературе практически  отсутствуют  сведения о р-гирудине, поскольку препарат  пока не зарегистрирован в Фармакологическом Комитете РФ. Обзор литературных  данных о нем  представлен в монографии Панченко Е.П.  и  Добровольского А.Б. [22].

 

КЛИНИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ РЕКОМБИНАНТНЫХ ГИРУДИНОВ.

 

СРАВНЕНИЕ  С  ГЕПАРИНОМ

В 2002 г. на страницах международного журнала «Seminar  of Thrombosis  and  Hemostasis», том 28, №5,  были подведены итоги  эффективности  р-гирудина в сравнении с гепарином.

Эффективность  дезирудина  при остром  коронарном синдроме (ОКС).

В двойном слепом исследовании 113 пациентов с низким риском стабильной стенокардии, подлежащих коронарной баллонной ангиопластике (КБА). Были разделены на две группы, получающие в течение 24 часов  или дезирудин, или гепарин.

Всем  пациентам, начиная со дня оперативного вмешательства, в течение 4 недель был назначен также аспирин. Дезирудин вводился  20 мг болюсом, а в последующем – в виде инфузии по 0, 16мг/ кг/ ч.  Гепарин – 10 000 ед. внутривенно болюсом и 0,12 мг/ кг/ ч. – в виде  инфузии

Препараты  титровались  на основе величины АЧТВ активированного частичного  тромбопластинового времени) в пределах 85-120с. Острая окклюзия коронарной артерии, ведущая к инфаркту миокарда и требующая хирургического вмешательства   наблюдалась у 10,3% больных,  получавших гепарин,  и лишь в 1,4% случаев  у пациентов, получавших  дезирудин. Различия статистически не были достоверными, что, объяснялось авторами малым числом наблюдений.

В исследовании  GUSTO  II b  (The Global Use  of  Strategies to  Open  Occluded  Coronary Arteries II b  Ivestigators, 1996)   были сравнены клинические эффекты гирудина и гепарина при лечении 12 142 больных с острым  коронарным  синдромом.

Статистически значимое  преимущество гирудина по сравнению с гепарином в отношении частоты развития инфаркта миокарда (ИМ) и смерти  больного в первые 24 часа от начала  лечения отмечено при анализе случаев, как с подъемом,   так и без девиаций  сегмента   ST  ЭКГ.

Первые  пилотные исследования по изучению эффективности дезирудина при нестабильной стенокардии в присутствии аспирина и противоишемической терапии показали,  что он вызывает более стабильную гипокоагуляцию,  нежели гепарин  [23].

Повторная ангиография,  проведенная через 72-120  часов, показала, что у пациентов, получавших гирудин по сравнению с пациентами, получавшими гепарин, участок  поражения сосуда уменьшался в размере (р=0,08),  увеличивалась минимальная  доза поражения (р=0,028).

В исследовании TIMI 5 ([24], стр. 246)  больным было  назначено лечение  тромболитическим агентом альтеплазой (ТАП) и аспирином. В течение 6 часов от начала  проявления симптомов  заболевания 84  пациентам дополнительно  был  назначен гепарин и 162 – дезирудин. В течение шестинедельного  периода наблюдения показатели летальности. А также рецидивов инфаркта  миокарда  были  значительно ниже у пациентов, получавших дезирудин.

Целью исследования   HELVETICA [25], осуществленного  в Европе, явилось  сравнение действия гирудина и гепарина у больных, подвергнутых коронарной баллонной ангиопластике (КБА). Пациенты с впервые возникшей стенокардией, прогрессирующей стенокардией покоя получали перед КБА  лечение гепарином или гирудином.

Первичные  результаты  клинических исходов, включая ИМ и смерть, склоняются в пользу  преимущества р-гирудина над гепарином. Вместе с тем клинические   сообщения наводят  на   мысль,   что окно  безопасности с р-гирудином  уже,   чем предполагалось вначале.  В особенности при использовании с тромболитиками и ацетилсалициловой кислотой [21].

Профилактика  и  лечение  послеоперационных тромбозов  глубоких вен (ТГВ).

Способность гирудина  блокировать связанный с тромбом фермент  тромбин определяет  целесообразность его использования  для тромбоэмболических осложнений  при относительно  низкой  концентрации ингибитора  в крови. Полагают, что  эффективность гирудина максимальная  при  его  использовании до  начала  и по окончании тромбогенных  стимулов.

Эффективность  использования р-гирудина в предотвращении ТГВ оценивалась  более чем  на тысяче ортопедических  больных [26] при двухразовом  подкожном  ведении 10, 15, и 20  мг. Препарат назначался непосредственно до оперативного  вмешательства и далее – в течение 8 – 10 дней после операции. ТГВ  фиксировали по  результатам флебографического обследования. Результаты  указывают на то, что р-гирудин, назначаемый в дозах  15 и 20  мг 2 раза в день,    обеспечивал  надежную и эффективную  профилактику ТГВ. Статистическая  обработка материала  показала,  что  уровень  тромбоза  глубоких проксимальных  вен  при  названных  двух дозах  составил соответственно 3,1  и  2,4% по сравнению с 19,6% в группе  больных, получавших  гепарин.

Преимущество  гирудина перед гепарином  в профилактике ТГВ при ортопедических  операциях в дальнейшем были подтверждены той же группой исследователей [27].

Подкожное лечение было  назначено 1000 больным. Подкожное двукратное  введение в течение 9 дней 10, 15 и 20  мг гирудина  было  эффективнее гепарина,   назначенного по 5000 ЕД.  3 раза в день. С использованием  гирудина  снижение  риска  развития ТГВ составило 30-48%. Риск  развития проксимальных  ТГВ снизился на 57-88%.

По  данным   работы [21],  р-гирудин  может  быть полезным в качестве послеоперационного профилактического  фактора. Исходя из своей  способности ингибировать связанный в сгустке  тромбин,  он имеет  свойство предотвращать тромболитические  осложнения в относительно низких системных  антикоагуляционных дозах. Терапия ТГВ была эффективной, если  была  начата перед  тромбогенной стимуляцией или   предпринималась сразу же  после  нее.

Данные  последних  лет свидетельствуют о том,   что р-гирудин  более эффективен, чем нефракционированный и низкомолекулярный гепарины  при  их использовании  в целях  предотвращения  тромбоза  глубоких вен у больных  с высокой  степенью  риска  [28],  в  том  числе и у ортопедических больных [29].

 

ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНАЯ ЦИРКУЛЯЦИЯ И ГЕМОДИАЛИЗ.

При экстракорпоральной циркуляции  и при  гемодиализе в качестве  консерванта крови обычно  используется  гепарин, чаще низкомолекулярный. Однако у многих  больных гепарин  вызывает образование  антител, которые  взаимодействуют  с тромбоцитами и  с эндотелиальными  клетками,  вызывая   тромбоцитопению и тромбоэмболические  осложнения. Поэтому больные с гепарининдуцированной тромбоцитопенией (ГИТ) нуждаются в антикоагулянтной  терапии [21] и поиски альтернативных гепарину антикоагулянтов представляют серьезную проблему для  клиницистов.

Использование р-гирудина представляется   весьма   перспективным  в этом  плане не  только  благодаря его антикоагулянтным свойствам,  но и способности элиминироваться  почками.

Время  полужизни гирудина у больных  с нарушенной функцией  почек значительно  длиннее, чем у здоровых,  и варьирует от 1 до 200 часов. Путем  подбора индивидуальной  дозы  р-гирудин успешно используют при острой  или  хронической почечной  недостаточности для постоянной  или  временной ренальной заместительной  терапии  [30]. Правильно подобранная  дозировка р-гирудина  предохраняет больных  с индуцированной гепарином  тромбоцитопений от  тромбоза  и  не  сопровождается кровоточивостью [31].

 

НЕЙРОТРОФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ПИЯВОЧНОГО СЕКРЕТА.

Данный  аспект проблемы связан с воздействием ССЖ  на нервные окончания и нейроны. Впервые эта проблема была поднята нашими   исследованиями  и история вопроса существенно  отличается от того, как она изложена в работе ([1], стр.133).

Остановимся кратко на открытии нейротрофических  факторов  (НТФ) МП.

Впервые эта идея  возникла  как следствие  результатов  лечения детей с диагнозом: детский  церебральный паралич (ДЦП) [32], лечение больных с миопатией [33].

В  1995г.  5-ый  канал Петербургского   телевидения  показал программу «Теледоктор» («Российская  энциклопедия», Режиссер Тимофеева Г.Н., 11.11.95, ГТРК «Петербург - 5 канал»), в который  были  показаны документальные  кадры  лечения  больных ДЦП  на  протяжении 10  месяцев.  У  больных  детей  были  отмечены значительные положительные  изменения  по лечению спастического  напряжения скелетных  мышц. Ребенок, который до  лечения мог  передвигаться  только  на «четвереньках»,  через  несколько  месяцев  после лечения МП мог передвигаться на собственных  ногах.

Этот  фильм,   как научный  документ  хранится  на нашей  кафедре  и  используется  в учебном  процессе    последипломного   усовершенствования   врачей  по  курсу «Актуальные  проблемы  гирудотерапии».

Принципиальные  результаты по снижению  спастики у детей с ДЦП  при  лечении МП,  у больных,  перенесших мозговой  инсульт  были получены  к 1994 г.  Вот тогда  и   возникла   идея обратится   к    д.б.н.  Чалисовой Н.И.,  сотруднице Института физиологии   им. И.П. Павлова  РАН (Санкт-Петербург) с предложением  исследовать  возможность наличия  у МП  нейротрофических  факторов,  поскольку она владела методикой контроля за  ростом  нейритов  в культивируемых органо-типических  эксплантатах спинальных  ганглиев куриных эмбрионов.

Будучи организатором    IV   Конференции Ассоциации гирудологов России  (Санкт–Петербург  -  Зеленогорск,  1994)  я   предложил ей выступить с докладом «Роль нейротрофических факторов в восстановительных процессах в нервной  системе» с предложением использовать органотипическую культуру сенсорных ганглиев для тестирования  активности нейротрофических факторов  при  лечении с помощью МП заболеваний, обусловленных дегенеративными  изменениями нервно-мышечных тканей   [34].

Нейротрофические  факторы – низкомолекулярные белки,   которые  секретируются тканями-мишенями,  участвуют в дифференциации нервных  клеток и ответственны за рост  их отростков. Нейротрофические  факторы играют  большую  роль не только  в процессах эмбрионального  развития нервной  системы,  но и во взрослом организме. Они  необходимы для  поддержания  жизнеспособности  нейронов.

Для оценки  нейрит-стимулирующего  эффекта  используется  морфометрический  метод,  позволяющий  измерять площадь  ганглия вместе  с зоной  роста,  состоящей из нейритов и  глиальных  элементов,  после добавления  в питательную среду препаратов,  стимулирующих  рост  нейритов по  сравнению  с контрольными эксплантатами.

Использование  этого метода  тестирования активности НТФ для  анализа  водных  экстрактов из  головной  области  лиофильно  высушенных  МП,  из  хвостовой  области и  экстрактов  из  цельных  пиявок  позволило обнаружить такую  активность  только  в экстракте  из  головной  области.

Максимальное  увеличение  нейротрофической  активности по сравнению с контролем составило  44%  при концентрации белка  400 нг/мл  культуральной  среды.  Прогревание при  100ºС  в течение  20 минут  лишало  экстракт  нейротрофической  активности [35,45].

Полученные  результаты  свидетельствовали  о  нейротрофической  активности, обусловленной  БАВ,  присутствующими в головной  области МП, очевидно в секрете ее слюнных  желез. Какие компоненты   секрета  обеспечивают его нейротрофическую  активность, необходимо было  выяснить, используя  доступные  индивидуальные  биологически  активные  соединения.  Через  два года было установлено,  что нейротрофический эффект был  связан по крайней  мере с одним из компонентов  ССЖ  - с высокоочищенным  препаратом  дестабилазы-М,   но это  уже  была  другая  группа исследователей  [36].

В дальнейшем группе И.П. Басковой удалось показать,  что нейрит-стимулирующий  активностью  обладает и  бделластазин  и  бделлин В [37].

Заслуживает  внимания  факт  наличия  у дестабилазы  способности  усиливать  рост  нейритов  при исключительно  низком  ее  содержании  в  культуральной  среде (0,01 и 0,05 нг/мл),  особенно  в  сравнении с известными  литературными  данными,  касающимися  концентраций  ряда  нейротрофических факторов,   при  которых  в культуре  ткани  проявляется их максимальный  нейрит-стимулирующий  эффект (1, стр.135).

Нейрит-стимулирующее  действие  дестабилазы, высокоспецифической  гидролазы, не  является  исключительным  явлением. Поскольку  известно,  что жизненно  важные  функции  гидролаз  реализуются  в  процессах  развития, репарации  и атрофии тканевых  структур. В то же  время  внутриклеточные  и  внеклеточные  белки  защищены  от  нежелательного  расщепления протеазами ингибиторами протеолитических ферментов. Не является исключением и нервная  система,  где  формирование,  поддержание  и элиминирование  синапсов  регулируется  локально  экспрессированными  протеазами  и их  ингибиторами,  воздействующими на определенные участки  синоптической  мембраны [38]. В связи с этим  важное  значение  приобретают  экзогенные  гидролазы-протеазы  и  ингибиторы  протеолитических ферментов.

Нейротрофические  факторы,  выделяющиеся  из иннервируемых  тканей-мишеней  и  необходимые  для  выживания и дифференцирования  нейронов  во  время  эмбриогенеза,   проявляют  высокую  нейрит-стимулирующую активность  в  культуре  ткани.

Известно,  что  нейротрофический  фактор мозгового  происхождения (brain-derived  neurotrophic  factor  -  BDNF),  а  также нейротрофины -3,4  стимулируют  экспрессию  тканевого  активатора  плазминогена  в  культуре клеток  коры  головного мозга [39],  и  сам  активатор  плазминогена, протеаза ограниченного  спектра  действия, направленного  на  превращение  плазминогена в  плазмин,  проявляет  нейрит-стимулирующий  эффект [40].

Для  выяснения  механизма действия  ингибитора протеаз – бделлина-ВМБ,  была сделана  попытка  сравнить  его  нейрит-стимулирующее действие  с  таковым  для  фактора роста нервов (ФРН),  который  усиливает  рост  и выживание  холинэргических  нейронов  при  их  развитии  и  регенерации (38).  При  их  совместном  добавлении к  культуральной  жидкости ФРН не увеличивал индекс  площади  эксплантатов по  сравнению  с увеличением  этого  показателя,  вызванным каждым  препаратом в  отдельности (41),  то есть  не  наблюдалось  потенцирующего действия  ФРН  на  нейрит-стимулирующую активность  бделлина-ВМБ. На  этом  основании  можно предположить общность  механизмов  действия  этих  соединений.

Поскольку  известно (38),   что  действие ФРН  осуществляется  через специализированные высокоаффинные рецепторы (trk  А – рецепторы),  возможно,   бделлин-ВМБ  действует  на те же  самые рецепторы.

Полученные  нам  результаты  по лечению  алалии (неговорения)  и дизартрии у детей методом  ГТ (42), а также результаты суперпозиционного сканирования  мозга  совместно с  Камыниным Ю.Ф.   позволили зафиксировать ускоренное   созревание  нейронов  речедвигательной  коры  головного  мозга  у таких  детей  (неопубликованные  данные).

Данные о  высокой нейрит-стимулирующий  активности компонентов ССЖ  объясняют  специфическую  эффективность ГТ  у  неврологических  больных. Более того, способность  ингибиторов  протеиназ  МП  модулировать  нейротрофические  эффекты обогащает  арсенал  ингибиторов  протеолитических   ферментов,  которые  в настоящее  время  рассматриваются  в качестве  перспективных  терапевтически  препаратов  при  широком  круге  нейродегенеративных  заболеваний.

Продуцируемые  медицинскими пиявками  БАВ обеспечивают известные к настоящему времени  биологические эффекты:

1 - антитромботическое действие,  т.е.  блокирует тромбоцитарно-сосудистое  и  плазменное звенья внутреннего механизма свертывания крови, а также плазменное звено гемостатического процесса  на более поздних стадиях его развития и  препятствует, таким образом тромбообразованию;

2 - тромболитическое действие. Механизм растворения тромбов таков, что БАВ воздействуют  только на сформировавшиеся («старые»)  фибриновые  сгустки,  в которых полимеры фибрина «прошиты» изопептидными  связями.

Не лишена практических оснований гипотеза, что дестабилазный комплекс адсорбируется и на новообразующихся («молодых») тромбах,  стимулируя их прочное закрепление на сосудистой стенке и быструю  стабилизацию; и  лишь впоследствии начиная плавное растворение сформированного тромба (8);

3 - гипотензивное  действие (нормотензивное) БАВ,  обусловленное, в первую очередь, низкомолекулярными  веществами простагландиновой  природы, впервые обнаруженными в  МП;

4 -  репаративное воздействие на поврежденную стенку кровеносного сосуда; восстановление атромбогенной поверхности кровеносного русла;

5 - антиатерогенное действие. БАВ активно влияют на процессы обмена  липидов, приводя его к нормальным условиям функционирования; снижают  уровень  холестерина и триглицеридов в крови, обеспечивают  регресс атероматозных бляшек;

6 - антигипоксическое действие. Повышение процента выживаемости лабораторных животных в условиях  пониженного содержания кислорода (модель  гипобарической  гипоксии);

7 - иммуномодулирующее действие (иногда неверно обозначается  как иммуностимулирующее). Активация защитных  функций организма на уровне макрофагального звена, системы комплимента  и других уровнях иммунной системы человека и животных. Впервые мы обращаем внимание и на неизученное  до настоящего  времени свойство гирудотерапии  -  аутогемогирудотерапию и  предлагаем этот  термин  для обозначения нового  лечебного  фактора  гирудотерапии.

Органотипическая культура спинальных ганглиев куриного эмбриона.

Стимуляция нервных клеток (нейронов), наблюдаемая с помощью фазово-контрастной микроскопии в культуре клеток нервного ганглия 10–дневного куриного эмбриона.

a. - исходное состояние,

b. - после воздействия пиявки  заметен характерный рост нейритов (отростков).

Из  работы:  Крашенюк А.И., Крашенюк С.В., Чалисова Н.И., 1997г. [35,45].

8  - анальгезирующее действие. Обезболивание  как в месте постановки МП, так и  центрального воздействия;

9 – нейротрофическое действие. Впервые обнаружен  нейрит-стимулирующий  эффект (35). Показано, что одним из  носителей  этого эффекта  является  фермент дестабилаза,  бделластазин  и  бделлин – В (36,37,41).

Кроме упомянутых эффектов  значительную роль  в лечебном потенциале  МП  играет   энергоинформационный эффект, впервые обнаруженный   1993г. (43), в основе которого лежит  акустический (волновой) сигнал МП в процессе кровососания (9). Эта тема подробно изложена в нашей работе «История открытия энергоинформационного эффекта» (44).

Основная  биологическая и лечебная  роль этого  явления  состоит, на  наш взгляд, в  оптимизации вибрационных  (частотных)  характеристик всех  органов  и  систем  человека под действием ГТ,  что приводит  к  нормализации  их  интегральной  функции. Это  открытие  позволяет отнести  гирудотерапию   также  и  к  факторам   природной физиотерапии (46).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

             Анализ эффективности системного метода гирудотерапии у лиц с полиорганной  патологией старше 65 лет по 10-летним наблюдениям показал, что критерий лечения: «очень хороший результат»  и  «хороший результат»  отмечают 75-78%  больных, прошедших  лечение  в  нашем институте  (анализ  более 2000 случаев).

            В   интервью Крашенюка А.И.  журналу  «Newsweek» (декабрь 2, 2002, стр.51), который  редакция  журнала  посвятила развитию  традиционной  медицины в мире, отмечено: «Американские  врачи  используют  синтетические гирудины, главный компонент пиявочного  секрета для  предотвращения  тромбоза и  восстановления  тканей, но наиболее  эффективным  и дешевым  методом остается использование живой пиявки». Так записано в тексте интервью. Но в оригинале было сказано: "Никакие синтетические  продукты из ССЖ  не  заменят  всей  терапевтической  мощи  живой  медицинской  пиявки".

            Действительно,  лишь  один  неполный  перечень  биологических  и  лечебных  эффектов гирудотерапии  позволяет  оценить  терапевтическую  мощь  этого уникального  метода  и  рекомендовать  его применение   для   терапии хронической  полиорганной  патологии  у  лиц  пожилого  возраста. Хорошим  сигналом для  неврологов и геронтологов  является  выход в 1999г. методических  рекомендаций из НИИ Традиционных  методов лечения «Гирудорефлексотерапия  в  лечении  больных  в остром  периоде  ишемического инсульта» (47).

            В значительной  степени применение  гирудотерапии у лиц пожилого  возраста продиктована  широким  спектром  лечебных эффектов этого метода  и  невозможностью  применения у многих из них  синтетических лекарственных препаратов.

 

Источник: http://academia-hirudo.ru/

Новости
2014-04-29 20:28:00
"Комсомолка" о нас!